Как Украина попала в ловушку с блокадой Донбасса

Даже самые несуеверные профи на финансовом рынке засуетились, когда вдруг, за несколько дней до Совета директоров, который должен был состояться 20 марта, МВФ объявил о том, что желает отложить рассмотрение вопроса о выдачи очередного, третьего транша по программе расширенного финансирования EFF. Около 10 лет во многих программах Фонда наша страна так и не смогла дойти до получения третьего транша. Повисший в воздухе вопрос о сотрудничестве с Фондом сейчас представляет собой информационный навес над валютным рынком и рынком еврооблигаций правительства Украины. И хотя нельзя сказать, что от решения этого вопроса зависит судьба экономики, но очередное откладывание Фондом украинского вопроса повышает риски возврата к управлению экономикой консерваторов-реваншистов.
Блокадная ловушка
Шок от информационного сообщения МВФ привел к появлению целого букета объяснений. Среди них были и откровенно безумные, и откровенно смешные: от варианта, что глава Фонда Кристин Лагард узнала о том, сколько Роман Насиров внес залога в суд, чтобы выйти на свободу, до варианта отмены рассмотрения украинского вопроса из-за манипуляций при назначении аудитора в Национальное антикоррупционное бюро.
Конечно, ничего общего с правдой такие объяснения не имеют. Единственная причина поступка Фонда — это начало блокады «ДНР» и «ЛНР», и необходимость пересмотра макроэкономических показателей, которые были заложены в алгоритмы сотрудничества с Фондом. Когда кредитор, независимо от того, это банк или международная организация узнает, что у заемщика будут перемены в худшую сторону, то более пристально изучить ситуацию — это его законное желание. Любые манипуляции на эту тему я отклоняю, поскольку сам видел, что Украину включили в повестку дня на 20 марта, а потом это изменение откатили назад.
Нужно понимать, что блокада — это при любом раскладе довольно серьезная штука, ведь в зоне АТО оставалось более 40 предприятий, которые работали по украинскому законодательству, т.е. платили налоги, в т.ч. за своих сотрудников. И подобная потеря неминуемо приведет к изменению ВВП, валютной выручки, доходов бюджета, а вот на расходной его части может и не сказаться. Может быть, Фонд бы и пропустил блокаду мимо ушей, если бы события не развивались по такому алгоритму:
создание искусственной блокады украинскими «горе-активистами»;
длительное и внятное разъяснение властей, желающих снять блокаду (президент, НБУ, правительство) на тему, почему блокада — это дорого для Украины;
экспроприация украинских предприятий в зоне АТО, после чего движение товаров через границу зоны АТО потеряло всякий смысл;
принятие решения СНБО о блокаде зоны АТО;
реакция МВФ.
Анализ цепочки этих событий показывает, что Украину как бы заманили в ловушку: вначале заставив власти раскрыть экономическую информацию о том, чем плоха блокада, а потом создав все условия для введения такой блокады. Я очень хочу верить, что это было несчастливое стечение обстоятельств, а не «акция влияния», организованная на территории Украины иностранными спецслужбами, поскольку любая проволочка в сотрудничестве Украины с западными партнерами воспринимается в Москве как победа.
Потери Украины, которые увидит Фонд
Оценка потерь в случае с зоной АТО — это очень неблагодарное занятие. Причин несколько:
Очень сложно точно идентифицировать, сколько точно там было предприятий. Формально правительство Украины сообщает, что около 40, но может статься так, что за этими 40 стояли еще сотня поставщиков сырья, субподрядчиков и т.д., которые работали в Украине и никакого отношения к зоне АТО по регистрационным документам не имели.
За последние 2 года работать на территории зоны АТО и платить налоги в украинский бюджет было выгодно. В своем роде это была оффшорная зона, из которой юрлица несли отчетность, и проверить, что они там делали, было невозможно. Поэтому я не исключаю, что цифры, которыми обладаем украинский Минфин, могут быть занижены раза в 3-4 и оценить они могут только лишь потерю в налогах, но никак не ВВП или объемы валютной выручки.

Непонятно, что будут делать сепаратисты: искать замену покупателям готовой продукции и поставщикам сырья в РФ, или попытаются переподписать контракты через резидентов РФ? Учитывая состояние экономики РФ, вероятнее всего, они изберут последний сценарий. В этом случае жесткого удара по экономике не будет.
В 2017 год мы вошли с прогнозом НБУ по ВВП Украины +2,5%, при этом прогноз менялся осенью 2016 года с +3,0% до +2,5%, а затем в начале 2017 года с +2,5% до 2,8%. Скорее всего, от блокады мы увидим охлаждение роста ВВП до +1,5%-2,0%. Для Украины это не катастрофа, их экспроприацией и вынужденной блокадой им даже не удастся ввести украинский ВВП в отрицательную динамику, а вот для «ЛНР»/»ДНР» — это настоящая проблема.
Для «ЛНР»/»ДНР» закрытие 40 компаний — это утрата 35-40% промышленного потенциала, который обеспечивал: (а) занятость населения, (б) приток гривневой массы в зону АТО, за которую потом можно было что-то купить у Украины. Как сепаратисты будут налаживать теперь работу предприятий — непонятно. Смена автомата на бухгалтерский калькулятор дает хороший эффект при торговле наркотиками и оружием, а вот уголь, кокс, стальной прокат — все же требуют больше усилий, особенно в сегменте замещения всех хозяйственных связей с Украиной.
Потери по валютной выручке в сумме $2-3 млрд. в год украинскому валютному рынку мало чем грозят, может быть девальвацией до 5% и чуть большей инфляцией чем это прогнозировали в начале года. Нужно понимать, что в 2016 году через официальный межбанк прошло $62,4 млрд., поэтому утрата $2-3 млрд., даже в чистой выручке (за минусом импорта), не могут привести к катастрофическому падению курса гривны.
Главный риск
Если брать только экономическую составляющую, то можно сказать, что в «ЛНР»/»ДНР» сидят безумцы: поставить в зону риска до 40% своего промышленного потенциала — это увеличить собственные риски, связанные с недовольством населения. Рост социальной напряженности в ЛНР /ДНР вполне может привести к обострению военного конфликта. Тамошние «правители», конечно, попытаются перенаправить протестную волну на Украину, и именно этого могут добиваться сегодня кураторы из РФ, вероятная цель которых — раздувание конфликта в зоне АТО. Но самое неприятное, что чем большими будут экономические успехи в Украине, чем более успешными будут переговоры с МВФ, ЕС и другими кредиторами — тем больше будет нужна очередная заварушка в зоне АТО.
У Украины же обратные интересы. Даже слабый экономический рост и какая-то относительная стабильность просто идеологически растворяли «ДНР»/»ЛНР» в тех промышленных объектах, которые контролировал украинский бизнес.
Тем не менее, рост социальной напряженности в зоне АТО и очередной виток конфликта ставят под угрозу «дорогу на Крым», а именно мариупольское направление, где сконцентрированы основные производственные мощности по стальному прокату, машиностроению и т.д. Сейчас выходит так, что сама по себе блокада неопасна и МВФ, скорее всего, удовлетворится обновленной макростатистикой, но вот далее мы попадаем в зону неопределенности, которая создается военно-политическими рисками, и на основе которой прогнозировать что-либо сложно.
К счастью, у Украины нет острой необходимости срочно получить третий транш МВФ именно в марте или апреле. Для Украины куда важнее действия других кредиторов, в частности ЕС.

Итак, пока что вопрос третьего транша отсрочен. Украину то ли переиграли в небольшой стычке, то ли мы сами запутались в политической паутине коалиции. Однако основная битва еще впереди, и есть очень неплохие шансы эту битву выиграть, особенно если появятся люди, которые смогут донести нашим западным партнерам, что отношения меду ними и Украиной находятся под постоянным наблюдением и риском манипулирования третьей стороны.
Однако в этом случае нужно понимать, что если конечная цель выгодоприобретателей от проектов «ЛНР»/»ДНР» — это дестабилизация Украины, то блокада не даст желаемых результатов Киеву. Ахметову и другим донецким предприятия никто не вернет, во всяком случае, в том опасном для «ЛНР»/»ДНР» формате, котором они пребывали до марта 2017 года. И последнее — бюрократов в МВФ стоит попробовать активно «штурмовать» на предмет ускорения рассмотрения третьего транша, так как затягивание процесса может вывести на горизонт новые риски, подавить которые без участия Миноброны, МВД, СБУ и других силовиков будет проблематично.

Загрузка...